Персональная страница
'Железного человека'

Half-Ironman - опыт новичка.

Часть 2. Схватка с триатлоном.



Последние часы.
Триатлон должен был пройти на севере страны. Там где лежит упомянутое в Библии «море Галилейское» - огромное пресноводное озеро Кинерет. Пригласив своих друзей «оттянуться» на природе и заодно поддержать меня, я приобрёл приличную команду поддержки. Переезд в микроавтобусе к месту соревнований в весёлой дружеской компании был не утомителен.
Все спально-кемпинговые места в зоне соревнований были заняты опытными участниками подобных мероприятий, и нам пришлось разбить свой лагерь километрах в трёх от места старта, под пальмами на берегу озера. Это место оказалось весьма удобным для моих болельщиков, так как велотрасса триатлона проходила мимо лагеря. Наслаждаться природой и следить за всеми перипетиями борьбы и страданиями спортсменов, можно было, не отходя от мангала, чему я уже начал завидовать.
Есть неписаное правило у бегунов и триатлетов, появляться в местах соревнований в памятных трофеях. Футболка на плечах, с логотипом престижных соревнований – это и талисман, и визитная карточка спортсмена. А для новичков – повод для зависти и уважения к «бывалым». Мне пока особо не было чем гордиться. Ведь футболкой с полумарафона вдоль Мертвого моря, которая у меня была в активе, по моему предположению должен был обладать каждый израильский триатлет. Но когда я появился в race-office в футболке присланной мне из Украины другом, все присутствующие там спортсмены затихли, изучая меня взглядами. В этот момент мне вспомнилась финальная сцена «Ревизора» Гоголя.
На всю мою грудь, на фоне красного знамени красовался портрет Ильича, подкрепленный надписями на спине: «Mac Lenin`s. The party is over». Знай наших! Психологическую дуэль у соперников я начинал выигрывать!
Получив пакет с номерами, контрольным чипом, схемой трассы и прочей атрибутикой, здесь же, на столике регистрации обнаружил стопку свидетельств с, прошедшего неделею раньше, дуатлона в Герцлии. Порывшись в ней – «выудил» своё. После непродолжительного чтения ивритской клинописи был приятно удивлён тем, что, оказывается, я финишировал в первой трети всех участников и 6-м в своей возрастной группе. Неплохо для дебюта! Боевой дух перед триатлоном и уверенность в собственных силах укрепились.
Вечером на предстартовом брифинге тщетно пытался понять, что объясняли организаторы участникам. Ввиду слабого знания языка многое так и осталось недопонятым мною. Поэтому, в основном ориентировался на схему трассы. Но поскольку схема была составлена сразу на три дистанции: спринт, «олимпийку» и Half-Ironman и расписана тем же языком, что и проводимый брифинг, то можно сказать, выходил я на старт, не имея чёткого представления об особенностях дистанции. За что впоследствии расплатился сполна.
Ночь в палатке на берегу холодного и шумного озера, под пьяный гомон моей группы поддержки усугублялась лихорадочными предстартовыми мыслями и запахом шашлыка, который я, увы, накануне соревнований уже не мог себе позволить.
На рассвете, едва успев задремать - пришло время вставать и отправляться к месту старта. Несколько, самых сознательных и любопытных, моих болельщиков последовали со мной. На улице было ещё темно и прохладно, но в стартовом городке уже никто не спал. Все суетились: кто-то маркировал руки-ноги, кто-то с велосипедом проходил техосмотр перед постановкой в транзитную зону, кто-то уже «копошился» в транзитной зоне. В эту суету окунулся и я. Мысли о том, что до старта остаются уже не месяцы, не недели и даже - не часы, а считанные минуты, заставляли колотиться сердце в бешеном ритме.
Трогательно простился с друзьями у входа в транзитную зону. Недолго «поколдовав» над своим велосипедом и разложив вещи - отправился к месту старта.
Как же быстро улетает предстартовое время!


Старт.
Короткая интенсивная разминка на суше немного добавила тепла в зябнущее тело. С завистью заметил, что большинство участников одеты в гидрокостюмы. Я ещё не понимал насколько это удобно, но уже догадывался. Меня, готовившегося стать «полужелезным человеком», холод воды не пугал, а наоборот – мобилизировал.
От транзитной зоны до воды было добрых 500 метров. Озеро мельчало год от года и линия воды, отступая от облагороженного берега на десятки метров - обнажила заиленную прибрежную зону, с которой собственно и предстояло стартовать. Предстояло проплыть два круга по 750 метров и ещё небольшой 400 метровый круг. Смельчаков, собравшихся покорить в этот день «полужелезную» дистанцию, набралось около полусотни. Рассматривая своих коллег по несчастью, отметил, что новичком выглядел далеко не я один. Некоторых, даже мне - неискушённому триатлоном, стало жалко ещё до старта - уж очень не спортивен был их вид.
Пытаясь разглядеть в утреннем сумраке буйки, где предстояло делать повороты, услышал выстрел стартового пистолета. Всё было неожиданно и я, было, ринулся в воду, как и некоторые участники, но нас остановили. Оказывается, судья-стартер проверил пистолет - ну и шуточки! Стоя по щиколотку в холодной прибрежной грязи уже хотелось быстрее вступить в бой! В противном случае, был риск - умереть от холода на стартовой полосе.
Но вот последний инструктаж на непонятном мне языке позади и мы стоим по колено в обжигающей холодом воде.
Старт!!!


Заплыв.
Вспенились воды древнего «моря Галилейского»!
Метров через 300 интенсивного махания руками в воде начала возвращаться чувствительность к мышцам. Не сказать бы, что согрелся, но появилось чувство гребка и привычного утомления. Всё время кто-то норовил заплыть мне на ноги. Сместился в сторону, что бы пропустить – безрезультатно. Мужик сзади избрал меня в качестве ледокола и теперь тыкался в мои ноги, как слепой котёнок. Пришлось совершить ряд маневров с резким увеличением скорости, что бы оторваться. На первом поворотном буйке дежурил спасательный катер. И всё бы ничего, но двигатель катера работал, и дым из выхлопной трубы тихо стелился над водой. Через время мне уже казалось, что я до кончиков пальцев «заправлен» соляркой. Изредка хлебая воды и матерясь, не заметил, как закончился первый круг. Появилось мелководье и предстояло по колено в воде по илистому и каменистому дну перейти или перебрести на второй круг. Оглянувшись, отметил, что я не последний. А вот куда девалась моя группа поддержки на берегу разглядеть не смог – очки запотели. Но среди подбадривающих криков с берега уловил славянское: «Молодец! Давай!» С неохотой снова нырнул в холодную воду – «давать». Второй круг плылось веселее, так как стало уже понятным, что схватку с первым видом в триатлоне я выигрываю достойно. «Отмерив» плаванием завершающий 400 метровый «аппендицит», одним из последних выбрел из воды и, пошатываясь на подгибающихся ногах, побежал в транзитную зону.
Путь к моему «железному коню» пролегал через «транзитку», в которой ставили свои велосипеды те, кто собирался стартовать позже нас на «олимпийку». Увидев большое скопление людей на своём пути, раздосадовал: придётся продираться через толпу! Но, заметив бегущего из воды аутсайдера триатлона, народ дружно расступился и приветствовал аплодисментами. Это было неожиданно и очень трогательно.
Матёрые триатлеты выражали мне уважение уже только за то, что я решился выйти на ТАКУЮ дистанцию! Вспоминая и сейчас этот момент - у меня подкатывает к горлу ком.
В практически пустой транзитной зоне наспех обтёрся полотенцем, натянул носки и кроссовки. И только потом услышал тревожные крики своих друзей: «Ну, как ты?»
«Нормально-нормально», - как мог, успокоил их. Они переживали больше меня, но ничем помочь не могли. Быть болельщиком – тяжелый психологический труд! У меня же в этой суматохе впечатлений - мысли путались, руки дрожали, ноги подкашивались.
Надев шлем и схватив велосипед, побежал к линии, за которой можно было начинать езду. Пропищал судейский динамик – сигнал от чипа на моей ноге сообщил компьютеру о том, что я отправился на второй вид – велогонку.


Колёсные муки.
Из стартового городка к основной дороге путь пролегал мимо огороженной пальмовой рощи, в которой паслись… страусы. Эти экзотические птицы, как мне показалось, с презрением смотрели на проносящихся мимо их бананового рая – велосипедистов.
Предстояло ехать три челночных круга по шоссе. С одной стороны дороги, внизу - плескалось огромное озеро. С другой – возвышались печальные Голанские высоты. На пути находились пару затяжных подъёмов. Пролетев мимо своего палаточного лагеря, никого не заметил. Те, кто не уехал со мною в стартовый городок – ещё спали после весёлой ночи.
Не напрягаясь, удалось обогнать нескольких конкурентов. Молодой парнишка в каком-то нелепом шлеме ехал на горном велосипеде. Гора с плеч – уж этого-то я точно обгоню, а значит, финиширую не последний!
Пока еще легко - преодолел первый подъём. Впереди показался пункт разворота с контрольным ковриком для чипа. Проехав его - развернулся, но, оглянувшись, с удивлением заметил, что те, кого я обогнал перед подъёмом - продолжили путь дальше. До меня дошло, что этот пункт предназначается для «олимпийщиков», а нам следовало проехать ещё несколько километров дальше. Поняв ошибку – развернулся и повторно проехал через контрольный пункт. И только взобравшись на второй перевал, обнаружился наш пункт разворота и питания.
Перед стартом, что бы не испытывать ни в чём нужду, я в держатели на раме вставил две полные литровые фляжки с напитком «Isostar», а на руль и раму прилепил изолентой питательные батончики из расчёта один батончик на 20 км езды. И теперь весь этот провиант ехал на мне мёртвым грузом. Пить не хотелось – напился из озера, а, перекусив батончиком с тошнотворным вкусом, понял, что для одной подзаправки целого батончика слишком много. Следовало бы их переполовинить, да и вскрывать упаковку на ходу – задача не из лёгких.
Подъёмы, в которые мы карабкался в первой половине круга, на обратном пути обещали стремительный спуск. Но ожидания были обмануты сильными порывами ветра, вырывавшимися из-за скалистых стен Голанских высот. С тем же упорством что и на подъёме пришлось крутить педали на спуске. Крутые зигзаги дороги заставляли быть предельно внимательным – народ взбиравшийся в гору не замечал, набиравших скорость, несущихся вниз коллег. Один раз чудом удалось избежать столкновения. Но в целом состояние было приподнятым – мне удавалось уже кого-то обгонять.
Солнце уже поднялось, но ещё не пекло. На обратном пути нетерпелось поскорей «нарисоваться» во всей триатлонной красе (на велосипеде, в шлеме, с разрисованными маркером руками-ногами) перед своими друзьями. Пролетая мимо лагеря, едва успел крикнуть: «Эге-гей!», чем немного вывел из сонного оцепенения выползающих из палаток с помятым видом после весёлой попойки своих болельщиков.
Двое друзей, провожавших меня на старте, тихо брели из стартового городка в лагерь, наблюдая за проносившимися мимо велосипедистами,. Проезжая мимо них удалось на ходу обменяться шутками. Тем самым снял и с себя и с них напряжение – всё в порядке.
Заканчивая круг, перед разворотом скинул в надёжные руки одну из фляг. Лишний килограмм – долой!
Первый круг позади. Но стало ясным, что велосипедное правило подлости: « Куда бы ты не ехал – дорога будет всегда вести в гору, а ветер будет встречный!» – здесь работало на 100%. Первую половину круга мы подымались в гору, а на обратном пути – боролись с ветром.
В какой-то момент на трассе появились дети на велосипедах – стартовал детский триатлон. Поразила маленькая девочка на почти игрушечном велосипедике и в детском шлеме. От мысли, что этому ребёнку пришлось проплыть 250 метров в холодном озере пошли мурашки по телу.
Самочувствие было пока нормальное, но я всё время себя немного притормаживал, памятуя о том, что «ещё не вечер», а впереди самые сложные и изнурительные километры гонки.
Изредка прикладывался к оставшейся фляжке с напитком, и каждые сорок минут заставлял себя глотать энергетический батончик. Гонка постепенно превращалась в рутинное монотонное действо, поэтому я с интересом разглядывал окружающие пейзажи.
Встречный ветер на обратном пути второго круга уже и раздражал и злил. Ноги медленно, но уверенно наливались свинцом. Я ещё не отступал, но триатлон в моих глазах уже начал терять свою романтичность, превращаясь в длительное мучение. Уже хотелось встать с велосипеда и пройтись пешком - размять ноги и затекшую спину.
Солнце поднялось высоко и начинало свою испепелительную работу.
Ещё в начале первого круга заметил на краю проезжей части дороги стёкла от разбитой бутылки. Пришлось даже срочно сманеврировать, что бы не наехать на этот «подарок». Заниматься заменой камеры во время гонки мне не хотелось, поэтому постоянно находился начеку и следил за дорогой. И только после того, как проехал опасное место повторно - расслабился. Метров через триста после разбитой бутылки на обочине валялась велосипедная камера – всё-таки кому-то не повезло сегодня!
Во время тренировок мне приходилось менять камеры. И по моим наблюдениям на эту процедуру уходило до 8 минут. Для короткого триатлона, наверное, это – вечность.
В стартовом городке, видимо, полным ходом шёл спортивный праздник. На трассе то и дело появлялись участники коротких гонок. Все перемешались и мне уже не удавалось ориентироваться - кого обогнал я, кто обогнал меня. Стремительно появились и также стремительно исчезли участники спринтерской гонки. И теперь можно было наблюдать их бегущими заключительный этап под тенью пальм. В какой-то момент мимо меня пронеслись два абсолютно одинаковых велосипедиста. Будь я поизмождённей, принял бы это видение за галлюцинацию – уж слишком одинаково они выглядели. Но, всмотревшись в уносящиеся вдаль их спины, догадался – братья Альтерман, Ран и Дан, звёзды израильского триатлона. Это означало, что на подходе очередная волна триатлетов – «олимпийцы».
От питательных батончиков уже тошнило конкретно, а от изотонического напитка язык распух и болел. Бутылочка с водой, прихваченная на пункте питания сил не добавила, но вылитая на шлем немного охладила нарастающую боль в висках.
Мне было уже не весело. Проскочить незамеченным последний раз мимо своего лагеря не удалось. Меня заметили и очень удивились, по их мнению, я должен был уже бежать. Но я всё ещё докручивал своими окаменевшими ногами последние километры велогонки, а впереди меня ждал беговой полумарафон.


На «своих двоих» - к финишу.
Прокатив мимо, по-прежнему с презрением смотревших на людей - страусов, я спешился возле входа в транзитную зону и на «анестезированных» ногах потопал вешать велосипед. Втиснув в уже забитую велосипедами «вешалку» своего коня отправился на бег. По пути из рук своего помощника получил кепочку с украинским флажком на затылке и пожелания «счастливого пути».
Вокруг кто-то куда-то бежал, то ли спринт, то ли «олимпийка», я уже запутался окончательно. Мне же предстояло пробежать 4 круга. Пока занимался наблюдениями и размышлениями, как-то незаметно ушла «крепотура» в ногах. И я «разбежавшись», на всех «парах» обгоняя каких-то бредущих и «трусящих» горе-триатлетов выскочил к… началу следующего круга и своему помощнику.
Стоп!
Но ведь не прошло и 15 минут! Нереальное для меня время на 5 км круге! Это означало лишь одно – я не туда побежал и сходу пробежал лишние 3 км!
И сейчас буду вынужден начинать свой бег с нуля!!! Я был зол на весь свет, Израиль и в первую очередь на самого себя! Лихорадочно вспоминая схему трассы, припомнил, что где-то по пути должно было быть ответвление от малого круга на наш – большой. Указатели на поворотах прояснений не давали: я уже плохо соображал по-русски, и что-то прочитать на иврите для меня вообще было нереально. Рыская возле каждого указателя в поисках тропинки на большой круг, наткнулся на волонтёра. И после непродолжительных объяснений на русско-английском иврите выяснил нужное направление.
Вот! Конечно же!
Сразу за пунктом питания вправо уходила дорожка в камышовые заросли. Пробегая здесь первый раз, из-за большой толпы на пункте питания я не обратил внимания на этот поворот. Гора с плеч! Куда девалась усталость – я стал набирать крейсерскую скорость. На встречном курсе уже бежали те, кого я успел обогнать на велогонке перед транзитной зоной.
Дорога местами была асфальтирована и проходила в тени пальм, но основная часть проходила среди зарослей камышей, по грунту и упиралась в тупик, где на развороте стояли судьи-контролеры.
Солнце пекло уже нещадно и ветра не было.
Отрадой на трассе служили пару пунктов охлаждения. Подростки-волонтёры с удовольствием предлагали стаканчики с водой. А самые смелые из них готовы были по сигналу окатить тебя водой с ног до головы. Воспользовался этой услугой. И вскоре к моему размеренному бегу добавилось звуковое сопровождение – чавканье ног в мокрых кроссовках.
Пробежав два круга, по засечкам на секундомере отметил, что темп бега удавалось держать ровным. И я уже не только не сомневался в том, что добегу до финиша, но и мог спрогнозировать финишное время. Беговые тренировки сделали своё дело - я спокойно бежал к своему «железному» званию, обгоняя тех, у кого не хватило сил на последний этап.
Настроение улучшалось с каждым километром, и я щедро делился своей радостью с теми, кто нуждался в поддержке – своими соперниками по триатлону. За часы испытания мы породнились и теперь старались подбадривать друг друга – держись брат, осталось совсем немного! Самые запасливые предлагали напитки со своих поясных фляжек. Начиналось всеобщее братание.
Оставалось решить последнюю проблему. Каким-то образом вывести из организма избытки жидкости. Водичка, отпитая из озера и напиток из фляжки, ещё на велоэтапе просились наружу. Но сейчас же во время бега, булькая в животе, требовали выхода немедленно. Жаль было терять время на эту процедуру, но терпеть было уже невмочь.
С трудом, выбрав подходящее место в камышах – забежал туда. Но не всё оказалось так просто и привычно. Часть тела - отвечающая за данный процесс, уменьшилась до детских пропорций и все мои потуги выдавить из себя избыток влаги заканчивались тоненькой прерывистой струйкой. Рискуя быть застигнутым за этим безуспешным делом бегущими сзади спортсменками пришлось прекратить это занятие и продолжить путь довольствовавшись тем, что удалось.
На трассе оставалось всё меньше и меньше народа. Но вне сомнений, каждый из нас бегущий к финишу - был эквивалентен двум «олимпийцам».
Эйфория победы пошла на спад и последние «формальные» километры бега превратились в сущее мучение. Я знал, что финиширую, но уставшее тело и воспалённый мозг упрашивали меня пройтись пешком последние метры.
Так, в незаметной борьбе со своим малодушием, я вбежал в уже опустевший финишный створ. И теперь, уставший до смерти, принимая поздравления от друзей, недоумевал, а что случилось-то? Психологически схватку с триатлоном я выиграл ещё час назад. А сейчас мне хотелось… Я даже не знал, чего мне хотелось. Я столько пережил за последние часы, что стоял на финише опустошенный и… уверенный в себе. Ведь я смог выстоять в этой тяжелой битве и стать, хоть наполовину, но «железным» - а значит чего-то стою в этой жизни!


P.S. Спустя пару недель, по почте пришёл пакет.
Вскрыв его, обнаружил своё финишное свидетельство, в котором значилось:
Моё место в абсолюте – 27,
В возрастной группе – 8,
Плавание – 43.02
Велогонка- 3:04.57
Бег – 1:46.49
Финишное время – 5:34.50.

Из того же пакета выпало и приглашение не следующий триатлон.


Создан 03 мар 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником