Персональная страница
'Железного человека'

Half-Ironman -опыт новичка.

Часть 1. Приготовление к битве.



Мотивация.
Чтобы решиться на серьёзное испытание себя триатлоном, необходим мощный побудительный посыл. Намерение попробовать свои силы в триатлоне у меня возникло в тот момент, когда я уже бегал на длинные дистанции. Мне было за 35 (наверное, это переломный возраст в жизни), когда вдруг захотелось испытать чего-нибудь такого, чем впоследствии можно было бы гордиться и вспоминать в старости. Так сложилось, что к тому времени, я уже несколько лет работал и жил в Израиле. Привычный, сумасшедший ритм жизни (работа-дом-работа) стал изрядно надоедать. Мысли о том, что жизнь проходит, а вспомнить нечего - угнетали меня. Что бы как-то исправить положение и отвлечься от этих «душных» мыслей я начал изредка бегать. Купленные по случаю кроссовки и нарядные беговая форма от Saucony не позволяли мне бесцельно отсыпаться в выходные дни, и более-менее регулярные пробежки по средиземноморскому побережью стали неотъемлемой частью моей жизни.
Спустя год, мне удалось благополучно пробежать свой первый полумарафон, и случилось это в самой низкой точке планеты – вдоль Мёртвого моря. Дальше - больше, появилось желание испытать себя в соревнованиях на более длинной дистанции. Но так как до единственного в Израиле марафона оставалось ещё 10 месяцев, мой выбор остановился на триатлоне. Люди «бывалые» объяснили мне, что олимпийская дистанция в триатлоне по нагрузке эквивалентна полумарафону, а полуклассическая Half-Ironman – марафону. Сам же триатлон мне всегда казался соревнованием суперменов (в прочем, отчасти так оно и оказалось). До подходящего моим целям триатлона с крутым названием Half-Ironman («Полужелезный человек») оставалось пару месяцев. В программе этих соревнований были представлены разные дистанции. Оценивая свои шансы на достойное участие в триатлоне, пришел к выводу, что «олимпийку», пожалуй, смогу пройти. Вопрос будет, лишь за тем: приду я к финишу последним или предпоследним. А вот сделать «половинку»: 1,9 км проплыть, 90 км поехать и 21 км пробежать, за один присест - это испытание то, что надо! Самолюбие не пострадало бы при любом раскладе: если не смогу добраться до финиша – будет выглядеть естественно - что бы соревноваться на таких дистанциях, нужны годы тренировок. А если пересеку финишную черту – память и гордость до конца жизни!


Экипировка.
Итак, решено – буду стартовать на Half-Ironman! Осталось решить вопросы – как тренироваться, что нужно из экипировки?
С бегом – более-менее всё понятно. Кроссовки, солнцезащитные очки, кепочка – есть. Необходима только форма, в которой можно было бы - и плыть, и ехать, и бежать. Всё это я нашел в специализированном магазине и купил за несколько раз.
К ценам на экипировку триатлетов, до сих пор не могу привыкнуть. Что бы стать полноценным триатлетом (триатлонистом, триатлонцем), надо быть не только целеустремлённым человеком, но и состоятельным. В этом заключается и парадокс, и феномен любительского триатлона. Средства на полноценную экипировку есть у людей с хорошим достатком. Люди с хорошим достатком – трудоголики, занятые, много работают, ценят время. Выкраивая из своей жизни немалое время на тренировки (в трёх видах спорта) и соревнования, а также вкладывая средства в экипировку и тренировочный процесс, как бы «подсаживают» себя на триатлон намертво и волей-неволей становятся фанатами этого вида спорта. Наверное, так и должно быть, это спорт для целеустремлённых людей и случайным прохожим здесь не место. И чем, длиннее дистанция в триатлоне, тем ограниченней и качественней круг «помазанных» триатлоном. Такой вот естественный отбор.
Разобравшись с беговой формой и начав «повязывать» себя триатлонной экипировкой, пришло время оценить свой bike. К тому времени у меня был беспородный велосипед «а-ля Турист» - подобранный на металлоломе, отчищенный от ржавчины, поставленный на колёса и вот уже почти год служивший мне в прогулках выходного дня. Но поскольку отсутствие приличного числа спиц в колёсах и потресканные покрышки не давали мне надежды на успешное прохождение в триатлоне 90 км велогонки, то пришлось ехать в велоцентр за запчастями к спортивному велосипеду. В велоцентре пришло время второго, после магазина с одеждой для триатлона - шока. Оказалось,что даже саме простые колёса для мого шоссейника, могут обойтись мне дороже, чем рыночная цена трех, подобных моему, «железных коней». Уехал я из магазина в расстерянности, без колёс, но с предложением от специалистов не заморачиваться со старьем, а купить более-менее подходящий для моих целей велосипед стоимостью от $1000.
Настало время тяжёлых раздумий и колебаний.
С одной стороны – несусветная для обывателя цена на велосипед. Мне казалось, что если я куплю себе такой bike и соседи узнают его цену, то обязательно повесят на мою дверь табличку: «Здесь живёт дурак!». Да и нужен мне такой велосипед, только лишь для того, чтобы однажды испытать себя в триатлоне. И то не факт, что я смогу доехать до финиша.
С другой стороны – я уже плотно «подсел» на мысль о триатлоне и начал приобретать экипировку. И откажись я сейчас от возможности попробовать пройти Half-Ironman, вряд ли когда-либо получу подобную возможность.
Все остальные варианты: попробовать проехать на старом велосипеде, взять напрокат горный велосипед – отметались мною, как половинные меры не достойные моих приготовлений к такому серьёзному испытанию.
Здесь, пожалуй, решающую роль сыграли мои друзья. Наблюдая одержимость, с которой я готовлюсь к триатлону и все те сомнения, в которых нахожусь в последнее время, мне было сделано предложение, от которого сложно было отказаться. Суть сводилась к следующему: покупка нового велосипеда оформлялась на кредитную карточку моей знакомой и я, затем в течение последующих месяцев, должен был погасить перед нею свой долг. В финансовом плане я от этого ничего не выигрывал, но морально - приобретение нового велосипеда стало намного спокойней.
Как бы то ни было, в один из прекрасных в моей жизни дней, я стал обладателем новенького «Raleigh» R600 с алюминиевой рамой и полной 105 группой Shimano. В это же день были куплены велошлем и триатлонная накладка-лежак для руля. Теперь я с нетерпеньем ждал выходных дней, что бы насладиться ездой на своём новом велосипеде. А вид стоящего в моей комнате этого воздушно-лёгкого чуда техники вызывал у меня чувство сравнимое, разве что, с либидо.
Это был серьёзный прогресс не только в экипировке, но и в моём сознании, как спортсмена. Я ощутил себя уже не просто случайным новичком в велоспорте, а почти – матёрым гонщиком! И все «велогоны», которых я теперь встречал во время воскресных тренировок, приветствовали меня, принимая за члена своего колёсного братства. Я получил причастие к триатлону!
С этого момента все пути назад были отрезаны, а впереди маячили: трудное испытание дистанцией и надежда на успешный финиш. Все эти факторы заставляли более серьёзно подходить к тренировкам и повышали мотивацию к триатлону.


Плавание.
Решив проблемы с экипировкой для двух сегментов гонки, подошло время разобраться с плаванием. Предыдущий мой тренировочный и соревновательный опыт в плавании ограничивался подготовкой и заплывах на 100 метровую дистанцию. Но поскольку в активных плавательных тренировках к тому времени я не участвовал уже более 12 лет, то надежда благополучно доплыть 1,9 км в триатлоне оставалась только на «авось» и личную технику плавания.
Приобретая абонемент в местный бассейн на десять посещений, я получил при этом право ещё на два бесплатных часа. В итоге получил возможность на двенадцать тренировок в любое удобное для себя время. До старта оставалось не более месяца. Задачи для меня стояли минимальные – вспомнить, как плавают и попробовать проплыть кролем без остановки 2 км. Надо сказать, что даже в часы своих пиковых тренировок в молодости я не проплывал в бассейне больше 1800 метров.
Первые тренировки пришлось вспоминать технику плавания вольным стилем. И хотя «динамический стереотип» плавательных движений не был разрушен годами бездействия, но отрезки проплывания без остановки были короткими – 50-200 метров. Как и все пловцы пользовался вспомогательными средствами тренировок - лопатками, «калабашками». Вскоре, однако, я с удивлением заметил, что мой организм быстро адаптируется к медленному безостановочному плаванию. Настолько быстро, что я недоумевал, почему в более раннем возрасте это было для меня проблемой. Сейчас я уже понимаю, что раз организм приучен к длительной работе в аэробном режиме (длительный бег, велоезда, лыжи, активная монотонная работа), то и длительное плавание не является проблемой. По сути это та же циклическая работа, но в основном руками. И уже к 7-8 тренировкам я мог проплывать безостановочно отрезки по 300-500 метров.
Безостановочное плавание в бассейне – понятие относительное. Обязательно находится причина заставляющая притормозить свой заплыв. Либо это новичок, плывущий тебе навстречу по левой стороне дорожки, либо бортик, возле которого следует сделать разворот.
Именно разворот стал для меня упражнением, усложняющим тренировки в безостановочном плавании. Мне уже была известна техника поворота «кувырком», который технически гораздо сложнее обычного поворота «маятником». «Кувырок» позволяет экономить время на развороте у стенки бассейна, но по нагрузке получается тяжелее, так как приходиться чуть дольше задерживать дыхание и вместе с тем активнее двигаться. Всё это усугубляет и без того изнурительную для новичка - гипоксию. Но именно, постоянная работа в условиях нехватки кислорода (гипоксия) и позволяет увеличивать жизненный объём лёгких, что очень важно именно в спорте на выносливость. Как бы-то ни было, я заставлял себя постоянно «кувыркаться» на развороте. И когда к 10-й тренировке я проплыл 3 отрезка по 700 метров с разворотами «кувырком» я был уверен, что проплыть кролем без остановки дистанцию 2 км мне под силу. В оставшиеся две тренировки моя уверенность только укрепилась.


Велосипедные тренировки.
Следующий момент, который заставлял меня беспокоиться и сомневаться – это 90 км велогонка. У меня не было опыта в езде на велосипеде на столь длинное расстояние. Все мои поездки на велосипеде в выходные дни представляли собой скорее прогулочный характер и несли в себе туристско-познавательные задачи, нежели спортивно-тренировочные. Расстояние, покрываемое за день таких поездок, редко превышало 60 км. С приобретением нового велосипеда интенсивность моей езды во время таких прогулок резко возросла, а цели велопоездок стали носить уже не познавательный характер, а спортивный. Я ставил перед собой простые задачи: как можно быстрей доехать до ближайшего города и вернуться. Так как мышцы моих ног были хорошо развиты занятиями бегом и физическим трудом, то и акцент в педалировании делался не на частоту вращений, а на силовой каденс. Цепь на задней кассете, почти постоянно находилась на самой маленькой звездочке.
Тем не менее, несмотря на такое, довольно безграмотное построение велотренировок, средняя скорость во время этих поездок постоянно возростала. И я очень рассчитывал на то, что во время триатлона смогу проехать всю дистанцию со средней скоростью около 30 км/ч. После того, как однажды во время тренировки мне покорилась дистанция длинною чуть более 100 км, уверенность в своих силах возросла еще больше.


Беговые тренировки.
Теперь я уже был уверен, что мне по плечу как минимум два из трёх сегментов полуклассического триатлона. Но каждый раз, вставая с велосипеда, я еле передвигался. Было совсем непонятным, как поведут себя ноги в триатлоне во время третьего испытания. И вот однажды, за три недели до старта, я поставил себе задачу: проехать километров 30-40 и сразу после этого пробежать «десятку». И к ужасу понял, что не всё так просто. Буквально, на первом километре бега меня покинули силы. Было впечатление, что из всех моих мышц кто-то в один момент выкачал всю энергию. Такого упадка сил я ещё никогда не испытывал. Голова работала и мыслила трезво, но ноги меня не слушались. Сократив беговую дистанцию почти наполовину, я кое-как «дотрусил» до порога своей квартиры. Во мне поселился страх перед триатлоном. Если порознь, я готов был «разобраться» с каждым видом – плаванием 2 км, велогонкой 90 км, бегом 21 км. То сделать всё это за один присест – уже казалось невозможным.
Неделю спустя, я всё же ещё раз решил попробовать тренировку с ездой и последующим бегом, чтобы окончательно победить свою слабость или разрушить свою уверенность в возможности преодоления триатлона. Правда, в этот раз запланировал дистанции чуть поменьше - 20-30 км велоезда + 5-7 км бег. И к своей радости, сделал это успешно, без того драматизма, который присутствовал неделю раньше при подобном испытании. А главное, я поверил в то, что реально бороться со слабостью в ногах при беге, надо лишь только потерпеть.
В остальные дни беговые тренировки ничем не отличались от обычных пробежек. Основным принципом этих тренировок для меня, было древнее правило: «Чтобы лучше бегать – надо больше бегать». И бегал столько, сколько позволяли обстоятельства. В цифрах это получалось в среднем не более 60 км в неделю, включая почти еженедельные старты в любительских пробегах, как правило, на 10 км.


Тренировки и работа.
Взаимоотношение работы и моего нового увлечения строились следующим образом. Ежедневно у меня были не более полутора часов на подготовку к триатлону. Это время отводилось бегу или плаванью. Только в выходной день я мог себе позволить сделать тренировки в двух видах спорта. Будни же были заполнены трудовой деятельностью в самых жёстких традициях капиталистического труда.
К тому времени я уже почти три года умудрялся трудиться на двух работах, а полноценный 8-часовой сон мог себе позволить только раз в неделю, в предвыходную ночь. Время для тренировок оставалось только в промежутке между первой и второй работой. Это выпадало на вторую половину дня и самое знойное время суток. Но выбора не было и приходилось довольствоваться тем, что было. Что бы «не свалиться с копыт», строго придерживался правил спортивного питания. Особенно важным моментом в питании до сих пор считаю - в первый час после тренировки загрузить «углеводное окно» образовавшееся после физической нагрузки.
Справедливости ради стоит отметить, что моя трудовая деятельность носила характер тяжёлого интенсивного физического труда с постоянным перемещением пешком на длительные расстояния (иногда, до 15 км за вечер). Что нельзя не считать, как сопутствующей тренировкой. Иногда удавалось на работу ездить на велосипеде, но такой праздник случался редко.


Генеральная репетиция.
С помощью своих израильских друзей, я предварительно по телефону зарегистрировался на триатлон, оплатил через банк стартовый взнос и однодневную лицензию. Израиль страна небольшая и каждый новый спортсмен на виду. Поэтому я не удивился, когда мне вдруг позвонили из оргкомитета соревнований и поинтересовались, имею ли я представление о той дистанции, на которой собираюсь стартовать. Получив от меня утвердительный ответ, расспросили про мою экипировку и велосипед. И оценив всю серьёзность моих намерений, всё же предупредили, что без справки о состоянии здоровья со спортивно-медицинского центра меня к соревнованию не допустят.
Пришлось ехать в это учреждение, что бы снять кардиограмму и пройти ряд тестов на состояние здоровья. Израильские медики долго недоумевали, зачем туристу с Украины нужна эта справка. Но мне было уже всё-равно. Расставшись с $30 и получив заветную бумажку, я оказался полностью готов вступить в схватку с триатлоном.
К тому времени, все мои знания о данном виде спорта базировались только лишь на кратких отрывочных сведениях почерпнутых мною в основном из телерепортажей. Но поскольку все эти сведения были общего характера, то многие мелкие детали (что делать в транзитной зоне, питание на дистанции и т.п.) оставались вне моего информационного поля. Что бы как-то восполнить этот пробел и хоть немного прочувствовать атмосферу триатлона, за неделю до основного старта, я решил принять участие в коротком дуатлоне в Герцлии.
Первое, что бросилось в глаза, когда я прикатил на своем велосипеде к месту соревнований – это качественно иной, от легкоатлетических пробегов, состав участников. На беговые соревнования собирается разношерстный люд: от далеко не спортивного вида старичков и тёток, до похожих на дистрофиков – кенийских мастеров бега.
Здесь же, все участники были по-спортивному поджары, энергичны и уверены в своих силах - атлеты в прямом смысле слова. А от обилия по-разному технически оснащённых велосипедов - глаза разбегались. Со стороны всё это выглядело приблатнённо и стильно. Мне это очень понравилось. Предстартовая суета в транзитной зоне, где каждый «колдовал» над своим велосипедом и раскладывал свои вещи перед гонкой – действо, которое заворожило меня своей магией.
Присматриваясь к тому, что делают участники перед стартом. Я мало-помалу начал «въезжать» во всю эту «кухню»: куда цеплять номер на велосипед? зачем мне дали резинку вместе с нагрудным номером? как поставить велосипед? куда положить шлем и т.п.
Старт и последующая гонка прошли благополучно, подарив мне бесценный первый опыт перед генеральным сражением. Дважды преодолевая транзитную зону, я получил несколько замечаний от судей, суть которых до конца не понял. Лишь потом после финиша мне объяснили, что все манипуляции со шлемом можно делать только тогда, когда велосипед стоит, а передвигаться в транзитной зоне можно только пешком. Хорошему делу учиться никогда не поздно!
Близился день, к которому я готовился и о котором думал на протяжении последних двух месяцев. Оставшаяся неделя перед триатлоном была заполнена волнительными приготовлениями.


Создан 20 фев 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником